компаниивузы
вузы
Off-line версия портала Указка
Образовательный портал
 
РУБРИКАТОР
ДОШКОЛЬНЫЕ
УЧРЕЖДЕНИЯ
ШКОЛЫ
КОЛЛЕДЖИ,
ТЕХНИКУМЫ,
УЧИЛИЩА
ВУЗЫ
Новости
Статьи
Предложения
Проверить диплом
ЯЗЫКОВЫЕ ШКОЛЫ
ОБРАЗОВАНИЕ
И РАБОТА ЗА РУБЕЖОМ
ТВОРЧЕСТВО И ДОСУГ
СПОРТ
КУРСЫ, ТРЕНИНГИ
РЕПЕТИТОРЫ
АВТОШКОЛЫ
ФОТОКОНКУРСЫ
ТЕСТИРОВАНИЕ
ОБСУЖДЕНИЯ
КАРТА САЙТА
БЛОГИ
СТАТЬИ
ССЫЛКИ
КОНТАКТЫ
 
Зачем нужен диплом?
не нужен, ненавижу учиться
не нужен, просто нравиться учиться
для устройства на работу
для спокойствия родителей
для личного самоудовлетворения
для того чтобы быть умным
другое

 
 

 
Рейтинг@Mail.ru
 
 
 
 

Сколько ошибок можно сделать в слове йод?

четыре ошибки в слове «ещё» (исчо) и нетривиальное количество ошибок в слове «йод» (ёт) – это не шутки, это реальность! Те, кто так пишет, много лет изучают правила, бесчисленное количество раз подчёркивают подлежащие и сказуемые, составляют схемы предложений и занимаются прочими экзотическими вещами. Может быть, пора взглянуть реальности в лицо и запретить учителям рисовать прямоугольники вместо слов и словосочетаний, пока дети не научатся правильно писать?
Автор: Алексей Битнер
Добавлено администратором портала
Дата:   10 мая 2007
 
СКОЛЬКО ОШИБОК МОЖНО СДЕЛАТЬ В СЛОВЕ ЙОД?
 
В Интернет-издании «Трибуна» опубликована беседа корреспондента Ильи Медового с ведущим научным сотрудником Института русского языка имени В.В. Виноградова профессором Марией КАЛЕНЧУК. Тема беседы – состояние школьных учебников по русскому языку и, шире, положение с преподаванием русского языка в школах. Проблемы зафиксированы следующие:
1. В учебниках представлен, в основном, только совершенно правильный, кодифицированный русский язык, никак не учитывается реальная языковая среда, в которой дети живут. Или – другая крайность: слишком вольное обращение авторов учебника с языком, прежде всего, со стилем.
2. Если учебник апеллирует к неким жизненным ситуациям, то это, как правило, такие ситуации, которые в реальной жизни детей не встречаются (М. Каленчук приводит пример с письмом: отправить письмо электронной почтой ребёнку привычней, чем опустить конверт в почтовый ящик).
3. Акцент на правила правописания в ущерб освоению различных стилей письма и устной речи.
4. Нежелание чиновников, ответственных за утверждение учебников, одобрять по-настоящему добротные, качественные учебники. Преимущество получают авторы-халтурщики. Следствие недобросовестности авторов и чиновников – обилие ошибок в учебниках.
5. Некорректность множества заданий ЕГЭ. В частности, многие задания имеют более одного правильного ответа, но авторы ЕГЭ считают верным только один ответ.
 
Теперь – мои впечатления об интервью.
Впечатления не лучшие, причём как о качестве вопросов, так и качестве ответов. Сначала о вопросах. Вот примеры: «Можно ли научить детей любить этот школьный предмет?», «Как сделать учебники русского языка конкурентоспособными в числе средств воздействия на личность ребенка?», «Можно ли с помощью учебников создать такое общество, которое уже со школьной скамьи умело бы решать элементарные языковые задачи по отличению правды от полуправды, по определению того, о чем умалчивает говорящий, или почему он навязывает слушающему или читающему свою собственную оценку?». Особенно мил последний из перечисленных вопросов. Просто фетишизм учебниковый!
К чести Марии Каленчук, она смогла даже на такие вопросы ответить содержательно. Однако акценты в ряде случаев расставлены, на мой взгляд, странно. К примеру, утверждается, что школьников слишком много потчуют правилами в ущерб освоению ими разнообразных стилей речи, в ущерб опыту понимания текстов. Но разве в этом причина прогрессирующей безграмотности школьников? Безграмотности элементарной: четыре ошибки в слове «ещё» (исчо) и нетривиальное количество ошибок в слове «йод» (ёт) – это не шутки, это реальность! Те, кто так пишет, много лет изучают правила, бесчисленное количество раз подчёркивают подлежащие и сказуемые, составляют схемы предложений и занимаются прочими экзотическими вещами. Может быть, пора взглянуть реальности в лицо и запретить учителям рисовать прямоугольники вместо слов и словосочетаний, пока дети не научатся правильно писать? Возьмите учебник русского языка за, например, 7 класс. Уверяю вас (если вы не филолог) – вы не сможете выполнить множества заданий, а сами задания и терминология вызовут у вас изумление. Детей, не умеющих без грубых ошибок написать страницу текста на вольную тему, мучают филологическими тонкостями. Результат – опыт хронического многолетнего непонимания, привычка выполнять бессодержательные действия. Правда проста: школа не может научить детей элементарной грамотности.
Странно из уст профессора слышать и такую рекомендацию: «…нужно выходить за пределы вопросов орфографии и пунктуации, апеллировать к живому опыту детей. Скажем, учить общаться в Интернете». Простите, я не понимаю, что значит «учить общаться в Интернете». Во-первых, кто будет учить? Дети пользуются Интернетом больше, чем учителя словесности, и это ещё вопрос, кто кого будет учить. Кроме того, в Интернете формируется совершенно особый язык и, если учителя будут его править, над ними только посмеются. Проблема не в Интернете. Если человек привык изъясняться грамотно, он будет грамотным в любой ситуации. Большинство же современных школьников с трудом может создать оригинальный текст так, чтобы за них не было стыдно. Привычка вместо написания сочинений копировать чужие тексты прочно утвердилась среди школьников. Учителя это знают и попустительствуют этому! Многие педагоги сами не могут написать приличный реферат (когда их принуждают к этому в ходе очередной аттестации, они, подобно своим ученикам, беззастенчиво сдувают рефераты с соответствующих сайтов и используют без кавычек целые массивы чужих текстов). Прекратить бы эту практику (закрывать глаза на детский плагиат) – вот задача! Тогда и качество общения в Интернете, глядишь, выросло бы.
Что касается рассуждений профессора о проблемах ЕГЭ, то поднимаемые в интервью проблемы мне представляются второстепенными. Главное – нет внятного, понятного школьникам, образовательного стандарта. Задания в ЕГЭ появляются, как чёрт из коробки – совершенно неожиданно и непредсказуемо. Пора, наконец, определить, какие вопросы могут быть заданы, а какие – нет, причём (повторюсь), определить на понятном школьникам соответствующего возраста языке.
Короче – пора перестать умничать (в учебниках) и врать (переводя неучей из класса в класс). И всё наладится.
 
 
С текстом интервью вы можете ознакомиться, пройдя по этой ссылке: http://www.tribuna.ru/articles/2007/04/27/article8874/


Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш e-mail: (можно не заполнять)
 
Сколько будет
29 - 5?

 
Отзыв: